ruenuk

Концепция - Гимназия "Очаг"

О нас

Что такое «ОЧАГ»? Откуда взялось это слово, известное в нашем городе, прежде всего, как название гимназии? 

С одной стороны, это аббревиатура: Общеобразовательная ЧАстная Гимназия. С другой – слово в его прямом значении: что-то теплое, объединяющее, бросающее отсвет на все, что касается нашей школы. 

Придумали это название отцы-основатели гимназии – Вадим Александрович Левин и Евгений Валентинович Медреш. Последний и остался бессменным директором и хранителем духа «Очага» на все годы его существования, которых на сегодня насчитывается 25. И этот дух – самое главное для всех обитателей гимназии.

Чем мы отличаемся

На выпускных вечерах школьники, определяя, чем стал для них «Очаг», нередко говорят: «Очаг» – это свобода! И неудивительно: начиная с 1992 года свобода определяет в гимназии все аспекты жизни.

У нас не принято орать на детей. Учителя, которым такой подход чужд, как правило, в «Очаге» не задерживаются. Но у нас не принято орать и на учителей. Ни директор, ни завучи делать этого не будут. Атмосфера «можно все, что возможно и не ущемляет других людей» распространяется на все уровни: от администрации до детей.

Можно позвонить от секретаря? – Можно. 

У меня голова болит. Можно у вас в учительской чаю попить? – Можно.

Можно пересдать эту контрольную? – Можно.

Это очень, очень сильно отличается от того, к чему привыкли люди в других школах. Все люди: дети, родители, учителя. Ждите за дверью, телефон не для детей, родителям до звонка быть на улице… Многие дети, униженные и зажатые в других школах, в «Очаге» расцветают. 

Иногда этот дух свободы не по силам выдержать какому-то ребенку. Это не означает, что свобода – не для всех, это случается, если у ребенка механизмы нарушены предыдущим дурным воспитанием. А иногда этой свободы не выдерживают родители, не выдерживают – и забирают из гимназии, мотивируя свое решение тем, что все здесь слишком хорошо, слишком мягко, слишком далеко от жестокости внешнего мира. 

Они не правы? Да в чем-то правы, конечно. Но мы в «Очаге» предпочитаем думать, что пока росток мал, его нужно поливать, беречь и окучивать, а вот когда он окрепнет и вырастет в мощное дерево, он сам выдержит и бури, и засухи. Поэтому и разработан в гимназии особый целостный гуманитарный курс, рассчитанный на несколько лет обучения и созидание того самого «ростка» – личности.

Чем мы гордимся

Что мы получаем в результате? К примеру, наши дети читают. Да-да, всеобщей проблемы учителей и родителей – «не читают, не хотят, не можем заставить» – у нас, как правило, не возникает. Читают не все и не всё, но в основном – да. И сочинения сами пишут, а не из Сети скачивают. 

Как это достигается? Особыми методами – педагогическими и человеческими, которые тоже можно назвать педагогическими. Заинтересованность учителя и всего учебного сообщества в каждом ребенке, в собственном мнении и высказывании каждого ученика – личностном, обоснованном, продуманном, приводит к тому, что подростки наконец могут засвидетельствовать свое присутствие в мире, сказать свое слово. И это слово может многое изменить.

Такая работа «по-очаговски» возможна только при свободе учителя. Конечно, педагог готовит урок по своему плану, но этот план может измениться на ходу, в зависимости от высказываний детей. Для этого учитель должен не только чутко реагировать на такие высказывания, но и не бояться того уровня свободы, который он сам же и задал, иметь собственное мнение и о книге, и о теме обсуждения, и о жизни вообще. Учитель не пугается острых вопросов – он выносит их на обсуждение. Ведь в хорошо воспитанном учебном сообществе всегда найдутся интересные оппоненты.

Учителя обычных школ нередко нам возражают: где брать время для этих ваших обсуждений? А мы отвечаем: эти обсуждения важнее для понимания книг и желания детей читать книги, чем любое точное выполнение программы. Нарушения возможны, важно только, чтобы они были содержательными, а не разгильдяйскими. 

Чем мы занимаемся

В наши дни в нашей стране многие люди предпочитают считать, что общество делится на два класса – олигархов и «серую массу», от которой ничего не зависит. Возможно, наши ученики не станут олигархами, но мы точно знаем, что они никогда не станут считать себя бесправным стадом. Так что некто третий – не олигархи и не стадо – в нашей стране есть.

Можно назвать его обычным человеком, можно – обычным интеллигентом. Именно его мы растим и воспитываем. «Ведь если вдуматься, – говорил Евгений Шварц, – люди заслуживают тщательного ухода». И наш ученик тоже его заслуживает.